?

Log in

Уже два раза я писала о Саше Парамонове, мальчике с миодистрофией Дюшенна, которому в его родном Оренбурге не дают инвалидность. Мы писали запрос от Совета при Голодец. С тех пор Сашины бумаги дошли до федерального Бюро медико-социальной экспертизы, где они что-то там решили. И своё решение якобы отправили в Оренбург по почте 31 октября. Дальше мне проще в нецензурных выражениях. Мама Наташа звонит им по телефону, спрашивает, чего они нарешали. Эти паразиты отвечают, что по телефону информацию не предоставляют. Письмо (заказное!) до Оренбурга еще не долетело. Сегодня разговариваю с Наташей: теперь паразиты велели звонить в среду. Ничего что у неё тяжелобольной сын? Пофиг. Чиновник есть чиновник

Каха

Каха... Целая жизнь из встреч, смеха, анекдотов, умных разговоров. Берлин в 95-м, Тбилиси в 2011, где он так вкусно ел сливовое варенье, сваренное мамой его водителя. И последняя встреча в Одессе. Случайная. Он увидел меня с противоположного тротуара Дерибасовской и его зычный крик "Ясина!" заставил оглянуться всю улицу. Но самое главное воспоминание о нём - его выступление на Клубе Региональной Журналистики зимой 2004 года. Каха кокетничал, говорил, что тему должны предложить сами слушатели, но тема должна быть действительно важная. "Вы начните так: вот я ночью не сплю, всё думаю, - и тогда вы не сможете продолжить - кого арестуют следующим после Ходорковского..." - подзуживал Каха аудиторию. Ребята мучались минут 10. Наконец встал Гриша Воеводин из Петрозаводска. "Два месяца назад у меня родилась дочь. И вот я ночами не сплю и всё думаю - какую страеу я ей оставлю?" И Каха начал отвечать... В прошлом году в Одессе он подарил мне на день рождения деревянную коробочку с надписью по-украински "Одеса". На память. Теперь навсегда.

Разбор полета: Ирина Ясина

Ходорковский собрал много народу, сказал, что будет серьезная борьба, что мы можем проигрывать, поэтому те, кто не хотят в этом участвовать, уходите сейчас...


Ключевое слово в этой книге - ответственность. Я взял на себя ответственность, он вел себя просто безответственно, никто не хотел брать на себя ответственность. Если вы почитаете газеты или поищите в интернете, много ли людей при власти заявляют, что то или это - их ответственность, много не найдете. Брать на себя ответственность стало так же не модно, как камзол с кружевным воротником, ботфорты со шпорами, шпаги и дуэльные пистолеты. Старьё, из книжек про мушкетеров. А в этой книге - ключевое слово.
 Эту книгу написал Егор Тимурович Гайдар, и называется она "Дни поражений и побед". Она совсем не научная и наиболее личная из всего, что написал Егор Гайдар. Впервые воспоминания о детстве, рассказы о своих великих дедах - и Гайдаре, и Бажове. Но даже то, что касается недавнего прошлого - конца 80-х и 90-х всё от первого лица. Он рассказывает о своём премьерстве, собственно не самом премьерстве, а исполнении обязанностей премьер-министра в стране, которая стояла на пороге голода. Сейчас стараются об этом не вспоминать. Богатство, ратные подвиги, жизнь, проблемы в которой кажутся легко разрешимыми, всё это толкает к безответственности. Ну не делаем мы пенсионную реформу, так ведь без пенсии останутся те, которые состарятся, когда власть сменится. Ну живём мы, плюя на право и на конституцию, но ведь все довольны. И рейтинг высокий. Заоблачный, у тех кто видел свою страну на краю обрыва, таких рейтингов не бывает. И вообще лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Это я о стране.
Книга "Дни поражения и побед" издана на очень хорошей бумаге, с портретом самого Гайдара наверное начала 90-х. На этом портрете он не такой, как в книге. Он спокойный. А в книге он вспоминает, как считал минуты, сколько он мог потратить на встречу с семьёй, как виделся с друзьями настолько мимолётно, что обычно это и встречей-то не считается, как понимал, что каждую бумагу надо прочитать внимательно. И взять на себя ответственность за то или иное сложнейшее решение. А в столицах муки на три дня. А кругом никто не хочет брать на себя ответственность. А тот кто берет, понимает, что будет за это хулим и гоним.
Я не могла оторваться от этой книги, как от хорошего приключенчесского романа. Но только это всё было на самом деле. И даже текст этой книги так выверен, так точен, за каждым фактом наверняка стоит документ, который до сих пор хранится у его бессменной помощницы Елены в том самом Институте Экономики переходного периода. Почитайте.

Калейдоскоп

Совершенно не было времени, чтобы хоть что-то написать. Все началось в Нижнем Новгороде, где тоже была солнечная погода, прекрасные дети в филиале Вышки и куча замечательных подарков. Потом в Москве выставка-продажа Ирочки Богомоловой с шампанским, клубникой и саксофонистом. За что я безумно благодарна Лере Роднянской и Юле Гельман. Лера, правда, за что-то благодарила меня и даже подарила букет цветов. Платки купили все и ещё ушло сразу несколько картин.
Потом был Киев. Про него написала колонку в Газета ру, надеюсь выйдет завтра. А после прилёта из Киева меня понесло выступать в программу Лиммуд, что проходила в доме отдыха "Клязьма". Я получила огромное удовольствие и кучу положительных эмоций. Познакомилась с Юрием Норштейном  и с невероятным количеством просто неравнодушных людей. Сегодня выдохнула и поняла, что я заслужила посидеть на солнышке и сожрать гигантский кусок Киевского торта, который мы прикупили вчера до самолёта в магазинчике прямо на киевской фабрике Рошен. Кстати, Порошенко на конференции появился, сказал неплохую речь, но сразу же исчез, заявив, что на дискуссию по его теме у него вообще нет времени. Гладкий такой, в отличном костюмчике.
Ещё одно кстати, вкуснее чем вареники с печёнкой и гречневой кашей, что подавали в киевском "Царском селе", я, похоже, вареников в жизни не ела.

Есте

:В конце лета приятели подарили мне аквариум, в котором жили лягушки и тритоны. Там были ещё 4 сомика: 2 больших и 2 маленьких. К ним прилагался молодой человек по имени Виталий, ответственный сотрудник из фирмы " Мир аквариумов". Он привёз с собой корм в красивой баночке. Ещё он сказал, что корм подходит всем обитателям, но больше всего они любят сердце. Обычное куриное. Какое-то время мы кормили водных тварей сердцем, но вода от него зацветала. Мы перешли на корм " который подходит всем". Не помню, на каком этапе сдохли все тритоны. Кажется, на этапе сердца. Потом начали дохнуть жабы. Виталий говорил, что он почитает в книге, чего вдруг они мрут. Потом моя помошница Люда купила красивых мелких рыб. В зоомагазине ей сказали, что все твари совместимы. Сегодня настал момент истины. Приезжала моя подруга Ира - цветовод, а с ней её сын Димка, фанат лягушек и сотрудник Московского зоопарка. Мы показали ему, чем кормим. А что ест лягушка? - спросил Димка. То же, что и все - ответила я . Итог : жабцы умирали от голода. Последняя выжившая жрала рыб. А мы - то думали, куда они деваются? Короче, счастливый Димка увёз жабу в литровой банке. Вот рыбам - то роздолья начьнётся! А то устроили естественый отбор. Бедные мои маленькие сомики...

Письма о любви.

Уже который год я читаю сочинения старшеклассников для конкурса "Человек в истории". Конкурс проводит "Мемориал". Пишут дети из самых разных уголков России. Обычно это маленькие городки или сёла. Всё зависит от учительницы - если находится такая неравнодушная подвижница, то дети пишут так, что не можешь оторваться.
Саратовская область, Ртишевский район, Красноярский край, Иркутская область. И вот село Бурашево, Калининский район, Тверской области. Сироткина Анастасия, ученица 10 класса. Читаю её сочинения и не могу оторваться. Она пишет о своём прадеде, письма которого к его любимой эта женщина, когда стала старенькой, передала его потомкам. Он писал  письма своей любимой Лилечке из окопов Первой Мировой войны. Был человеком образованным, пошёл на фронт  вольноопределяющимся после 1 курса историко-филологического факультета. После войны они расстались. Его жизнь сложилась тяжело. Следующая работа его правнучки, видимо, будет о 30-х годах, которых не пережил её прадед.
Все последние дни я упиваюсь этим чтением. Хотя пишут ребята о страшном: раскулачивание, голод в Поволжье, война, опять голод.Будни колхозного детского дома в Московской области после освобождения района от немцев. Русский 20 век. Но это чтение меня спасает от новостей. С одной стороны - такие светлые головки, такие мудрые учителя. А с другой стороны ещё тревожнее - неужели русский 21 век окажется таким же злым и кровавым как  век 20?